творчество:смерть_в_селимбрии

© Теодор Московский, Москва, август 2021.

Смерть в Селимбрии

В старом хлеву пахло гнилым сеном и плесенью, сквозь дыры в крыше в помещение лилась вода, извергаемая грозовой тучей. Вигил Хавор Луканий, личный помощник квестора графства, лежал на втором этаже здания, где некогда хранилось сено и зерно для скота. Худощавый и длинный, с высокими скулами и черными глазами под которыми сейчас залегли глубокие тени, он выглядел измождённо. Хвост и небольшие рога выдавали преобладание в нём демонической крови. Его латный нагрудник был помят, на плече болтались ошметки порванной кольчуги, из раны сочилась кровь. Грохот грома и вспышки молнии заставляли Хавора нервно вздрагивать и прекращать поиски чего-то в свой сумке.
Напротив вигила лежало тело - в белом свете молний, как фарфоровая маска высвечивалось безжизненное лицо городского стражника, которому выпал жребий пойти вместе с Хавором. Теперь вигилу было ясно, что парень не смог бы протянуть и пяти минут - через рваную рану на животе было видно внутренности. “Чёрт, зря тратил время, тут даже коробки зелий не хватило бы” - подумал человек, бросив очередной взгляд на труп. Наконец, кольчужная варежка звякнула об искомый предмет в сумке. Сорвав зубами сургучную пломбу и вытащив с чпоком пробку, Хавор жадно выпил красную, напоминающую артериальную кровь жидкость из небольшой бутылочки. Облегчённо вздохнув, он откинулся на стену - почти моментально его рана стала затягиваться, а боль, хоть и не ушла полностью, но притупилась, позволяя поразмыслить над ситуацией: “Времени мало” - думал Хавор, “И кажется у меня почти не осталось козырей”, вигил сконцентрировался и прислушался к своим ощущениям, удовлетворённо кивнув подумал - “Ещё есть свиток, и капля магических сил. Эх мне бы полчаса спокойно отдохнуть.” Впрочем, этому желанию не суждено было сбыться - неподалёку от убежища прозвучал леденящий душу крик.

Расар Новак был мужчиной среднего возраста, но как и многие работяги, состарился раньше времени. На его синеватой коже глубоко врезались мимические морщины, а чёрные волосы стали выпадать и белеть. В его внешности чувствовалась некоторая утонченность и харизма присущая демонической крови, впрочем простая жизнь и стресс почти на нет свели дары крови. Этим туманным утром Расар возвращался из колумбария, где оставил урну с прахом последнего члена семьи - старшей дочери. И жену, и сына и дочь у Расара забрала Иллиорская чума. Её последствия были видны повсюду - на улицах Селимбрии среди фронта аккуратных фасадов то тут то там виднелись остовы сгоревших домов, подобные почерневшим зубам во рту. Почти в каждой семье были потери, поэтому прохожие по большей части были угрюмы, а на городском рынке не было слышно зазывал и лишь одинокий бард пел пронзительно грустную песню на эльфийском языке. И даже магия, которую недавно сотворил император Йорик Малдред Август Тарквиний, чтобы избавить страну от этой напасти не могла моментально развеять пелену кошмара, павшую на столь многих. Заражённые, за неделю сгоравшие от болезни в буквальном смысле этого слова, оставили в душах людей слишком серьёзную травму.
Почти моментально, за какие-то пару недель, вся жизнь Расара была кончена, как ему казалось. Единственное, что у него оставалось - дом с небольшой пекарней на первом этаже. Бизнес, который они создали вместе с женой дюжину лет назад. “Надо было послушать ту странную предсказательницу из цирка, Мадам Ваг’Тун - так её кажется звали” - Расар с досадой пнул обглоданный скелетик крысы валявшийся на мостовой и отчётливо вспомнил гадальную карту - ухмыляющийся череп в чёрном капюшоне: “Дурные предзнаменования, уезжай к родне, здесь тебя поджидает смерть” - Сказала гадалка, а Расар не придал этому значения подумав: “Всё это базарное развлечение, не более того”.
Всё глубже погружаясь в черную тоску, Новак добрёл до своего дома - трёхэтажный, узкий, втиснутый между другими такими же домами с вывеской в виде кренделя и небольшой витриной, где благодаря мастеру иллюзий из гильдии Арканум красовались пышные хлеба и аппетитного вида пирожные. Что-то было не так, и Расар не сразу понял в чём дело, будучи глубоко погружен в свои мысли. Дверь его лавки была открыта нараспашку, внутри кто-то был. “Грабители!” - пронеслось в голове лавочника, и сердце прыгнуло к горлу. Неловко нащупав на поясе кинжальчик, Новак ринулся внутрь с криком “Ну я вам сейчас падаль подзаборная накостыляю!”. В этот момент, ярость слилась в нём с горем, сделав его подобным берсерку. Впрочем, боевой раж лавочника быстро спал, когда ворвавшись в помещение лавки, где вкусно пахло сдобой и ванилью, он увидел двух стражников. В кольчужных рубахах, зелёных с желтым подбоем плащах и короткими копьями они с некоторым презрением смотрели на вошедшего. Один из них, с красной кожей и носом напоминающем свиное рыло сказал: “Ну и кого ты тут бить собрался, урод?”. Ошарашенный, Новак замер и не нашелся что ответить. Послышался шум из-за двери, ведущей на лестницу на второй, жилой этаж дома - кто-то сбегал по скрипучим ступеням.
Вскоре перед лавочником предстал юный человек с прекрасным лицом, в котором явно преобладала эльфийская кровь. Белая кожа была подобна мрамору а на изящно заострённых ушах красовались дорогие украшения.
- Вы Расар Новак? - Спросил молодой человек у лавочника.
- Да. Что здесь происходит?! - Возмущённо ответил Расар, к которому вернулся дар речи.
- Меня зовут Андреас Турпилий, я представитель графа Аулюса Альвира Марция. - Молодой человек холодно улыбнулся и продолжил, скорее утверждая чем спрашивая, - Тринадцать лет назад вы взяли землю и дом на ней в аренду у гражданина Строра Фалюма.
- Да, мои документы впорядке, я исправно плачу все налоги… - Начал оправдываться лавочник размахивая руками, позабыв, что всё ещё сжимает кинжал.
- Всё верно, - Прервал его Андреас и выразительно глянув на оружие в руках собеседника продолжил: - гражданин Строр в свою очередь арендовал эту и другую недвижимость в Селимбрии у моего господина и господина всех этих земель, графа Марция. Сейчас гражданин Строр мёртв, а его наследник считается пропавшим без вести.
- Но как же, но что же… - Промямлил Расар убирая кинжал в ножны.
- Согласно законам Иллиорской Империи, граф Марций может в этом случае презреть договоры заключенные с субарендаторами его собственности. Что он и делает. Мы пришли, чтобы выдворить вас из помещения, город в лице мэра уже подписал новый договор об аренде. У вас есть час на сборы.
Отчаяние, ярость и острое чувство несправедливости происходящего ударили в голову Расару. Он качнулся, будто падая в обморок, но уже в следующую секунду бросился на представителя графа. Выкрикивая ругательства, он повалил молодого человека и попытался свернуть ему шею. Но силы в руках Новака было недостаточно, а опомнившиеся стражники быстро оттащили лавочника от Андреаса и стали методично и умело избивать его древками копий. Последнее, что услышал Расар, прежде чем потерять сознание был крик молодого человека: “Не убивать! Мы здесь не за этим.”

“Снова зомби” - подумал вигил Хавор пробираясь по старой канаве, “Будь они и все некроманты прокляты!”. Хавор был насквозь мокрый и шел по колено в чавкающей грязи. Здесь, в канаве, чьи края поросли густым кустарником он был почти невидим, несмотря на то, что доспех мешал ему скрытно передвигаться. Благословляя ночное зрение, доставшееся ему от далёких предков, Хавор заметил впереди небольшой мостик и затаился под ним в относительной сухости. От стресса и холода он дрожал, к счастью на поясе у вигила была фляга со сладким креплёным вином. “Иллиорское Стражницкое, девятьсот девяносто восьмого года, семь лет выдержки” - подумал вигил с наслаждением делая глубокий глоток и вспомнил, как ему подарили несколько бутылок этого вина после очередного, удачно раскрытого дела год назад. “Ох, ловить грабителей гораздо проще” - подумал он, делая ещё один глоток. Нормальным отдыхом назвать это было сложно, но впервые за ночь ему удалось оторваться от преследующей его нежити и он чувствовал, как силы постепенно возвращаются к нему. В его голове всплывали воспоминания о том, как он вёл это дело. Стражники, с которыми он разговаривал: “Если бы господин Андреас не приказал, мы бы его на месте порешили, чесслово, так и надо было поступить”, “Я сразу заприметил что он какой-то не такой… Веяло от него чем-то замогильным” - говорили стражники, а Хавор думал “Вы клоуны и правда бы его убили, а потом сами бы сели за убийство, если бы я до вас добрался. Чёрт бы побрал все эти взятки и кумовство. Чувствовал ты что-то, если такой чувствительный, что же ты на рынке гадалкой не работаешь?! Человек семью похоронил.” Дерьмовая по мнению Хавора складывалась ситуация - “Очередная интрижка народного избранника-мэра и его подчинённых-родственников, но времена то сейчас не те что были раньше: дай искру вспыхнет! Мрази совсем оторвались от народа за месяц эпидемии. Но дела-то это не меняет. Преступление остаётся преступлением.” Со слов стражников, стало известно, что Расара просто кинули в канаву на окраине города. Хавору пришлось обойти несколько худших заведений Селимбрии, прежде чем он нашел то, в которое пришел избитый лавочник и где у него случился судьбоносный разговор.

Расару было плохо, как никогда. Страдала и его душа и его плоть, изнывающая от синяков и ссадин оставленных стражниками. В голове был туман и отчаянье. Бывший лавочник набрёл на кабак, чей порог он никогда бы не пересёк раньше - “Похотливый Осёл” назывался он.
Главное помещение располагалось на цокольном этаже ветхого здания. Через узкие, запылённые окошки в зал еле проникал свет с улицы. Внутри сильно пахло перегаром, потом и мочой, будто посетители не всегда утруждали себя выходом на улицу чтобы помочится. Нынешнее состояние Новака вполне соответствовало заведению - в оборванной одежде, грязный, с огромным синяком под правым глазом и кровью на затылке. Он отдал трактирщику свой кинжал в уплату за еду и питьё до вечера: в планах лавочника было напиться как следует, а потом свести счёты с жизнью на главной площади, чтобы все жители узнали о злодеяниях сильных мира сего. Когда второй кувшин бурды, которую здесь называли вином, начал подходить к концу, а от пережаренного в прогорклом масле голубя остались лишь кости, к Новаку за стол подсел какой-то человек.
- Я вижу гражданин переживает не лучшие времена. - Произнёс человек почти нежно, с состраданием\\. Расар поднял глаза на говорившего. Перед ним была просто, но чисто одетая женщина, с ярко выраженной демонической кровью. На её лбу красовалось два небольших рога, кожа была серого, как осеннее небо цвета, а желтые глаза обладали горизонтальным зрачком, как у коз.
- Мне не нужна шлюха. - Грубо ответил Новак, и уткнулся в тарелку, якобы выискивая мясо среди костей. Женщина ничуть не смутившись сказала:
- Возможно я действительно хочу предложить тебе что-то интимное, но это никак не связано с сексом. - Женщина достала из поясной сумки склянку зелья лечения и пододвинула к собеседнику со словами: - Вот, это жест доброй воли, не отказывайся.
- Лавочник с подозрением и непониманием уставился на склянку: - Хочешь опоить меня?
- Во имя Императора! - Женщина манерно закатила глаза, -Зачем бы мне это понадобилось? Тебя пальцем можно ткнуть и ты развалишься. К тому же, разве тебе есть, что терять?
Последние слова задели Расара и он без раздумий залпом выпил содержимое склянки. Зелье не было ядовито и лавочник сразу почувствовал себя гораздо лучше, в голове прояснилось, и к его сожалению, даже хмель отпустил.
- Ты помогаешь мертвецу. Как тебя зовут? - Мрачно пробурчал Новак вместо благодарности.
- Называй меня Эзель. Можешь считать, что моя специальность - помогать мертвецам. - Она открыто и даже радостно улыбнулась, показывая почти животные, мощные клыки. - Твой разум в смятении, я чувствую это. Я могу предложить тебе силу, которая поможет тебе.
- Что за сила, чего ты от меня хочешь? - Всё ещё недоверчиво ответил Новак и проследил как трактирщик принёс на их стол бутылку приличного по местным меркам вина и пару чистых кубков из металла.
Разлив вино, Эзель подняла свой кубок и пригубив с прищуром посмотрела на лавочника.
- Я хочу, чтобы ты исполнил то, что находится в глубине твоего сознания и то, что сейчас ты сделать не способен. Я дам тебе силу смерти, которая поможет тебе исполнить месть.
- А что взамен? - Привычный к торгу и сделкам лавочник даже в нынешнем состоянии понимал, что бесплатно даже вороны не каркают. Женщина недобро усмехнулась:
- А я не ошиблась в тебе! Взамен ты станешь служить новому господину
- Стану рабом?
- Нет, сменишь работу. - Эзель сделала очередной глоток и добавила, как бы невзначай, - Возможно ты даже сможешь вернуть тех, кто тебе близок, господин умудрён на путях магии.
Последняя фраза отразилась как эхо в сознании лавочника, ещё раз всплыло в памяти давнее предсказание и карта с черепом. “Ведь воскрешение возможно, для богачей это вопрос денег, возможно новый господин будь он хоть павший архидемон действительно поможет мне?!” - Подумал Новак и в этот момент, решение было принято, и его судьба, до того изобилующая возможностями, свернула на путь в один конец.

- К чёрту всё. Надо заканчивать здесь и сейчас, а то уйдёт. - Вслух произнёс Хавор выбираясь из под моста. Возможно, ощущение частично восполнившихся магических сил, возможно вино, а возможно профессиональная гордость придала храбрости служителю закона.
Он шел, обнажив свой длинный меч, на поясе висела последняя склянка с зельем лечения и кожаный тубус, в котором ждал своего часа свиток. Теперь Хавор не скрывался, но напротив выискивал свою цель среди потоков дождя и вспышек молний, который сияли где-то в стороне. “Интересно, получиться ли узнать хоть что-нибудь у тела этого несчастного - есть много специалистов, которые искушены в допросах трупов. Уж у гильдии Арканум таких точно хватает, да и разведка империи тоже не лыком шита.” Внимательно осматривая окрестности, вигил прокручивал в голове события прошлых дней, вспоминал, как зашел в гадюшник под названием “Похотливый Осёл”, как мямлил что-то трактирщик. Как ему пришлось прибить говнюку ножом руку к барной стойке, чтобы у того развязался язык. “Женщина, часто заходила сюда, общалась с оборванцами, нанимала их. Жуткая, сказала из могилы достанет если сдам”. Вигилу пришлось по крупице вытягивать имена тех с кем она общалась, с кем имела дело из местной швали. Проведя небольшой ритуал, вигил также дополнил картину тем, что женщина прикрывала свою личину иллюзией, а ещё вероятно, исподтишка читала мысли своих жертв, окучивая их.
Картина складывалась неприятная и даже пугающая. К вечеру, после того как Хавор отчитался квестору, в Селимбрию прибыл представитель разведки империи и магичка из Арканума. Разведчик - хлыщ в черной одежде, потомок драконов с иссиня чёрной чешуёй и неприятным, будто застывшим в ходе превращения из человека в рептилию лицом. Магичка толстая и старая, совсем не такая, как ждёшь от прославленных магов. Толковали прибывшие о большом заговоре против империи, про Виларниский Конвент и Некромата.
До сих пор Хавору было плевать на все эти большие дела - и на конвент, который устроили в его альма-матер - Виларинском университете магии, и на события с нападением нежити на северные провинции империи. До сих пор его дело было ловить грабителей и разбойников, членов преступных гильдий, а то и вовсе разбираться в вопросах поножовщины на очередной свадьбе знатных граждан. А теперь большое дело само свалилось на него.
Как это обычно бывает, столичные гости грязной работой предпочли не заниматься, оставив это Хавору и вверенным ему городским стражникам. “Всё же я отличный следователь, возможно и до Квестора дорасту, если выживу” - Подумал вигил разглядев впереди группу зомби. Огненный шар как цветок расцвел среди нежити сжигая и калеча их мёртвую плоть, а Хавор закончивший читать заклинание ринулся вперёд перехватив меч двумя руками - добивать тех, кто уцелел.

В тот день в ратуше собралось много людей, большой передел сфер влияния в городе взбаламутил народ. Представители мелких гильдий и простые граждане стягивались на главную площадь, чтобы выразить своё недовольство или подать прошение. Стража, привыкшая к народным собраниям, лениво побивала самых агрессивных, но в целом не вмешивалась в происходящее. Никто не обращал внимания на Расара, который пробивался сквозь толпу. Лишь его бывшая соседка, прачка по имени Лили, узнала старого знакомого и полезла было с сочувствием и вопросами, но тот глянул на неё таким страшным взглядом, что все слова застряли в горле у старой женщины. Расар изменился, он чувствовал это. Само его мироощущение было другим. На боку, у сердца саднила рана, которая как он знал, не заживёт никогда. Но это не имело значения. Теперь лавочник знал, что он часть большего. Он чувствовал, что он не один, теперь он всегда будет связан с другими и со своим господином. И господин вливал в него магическую энергию, огромное количество, по меркам Расара. С рождения он был способен лишь к простейшим магическим трюкам, а теперь, на время, был равен опытным магам. Знания вливались в него вместе с силой. Без труда он добрался до ратуши и смог пробиться внутрь здания, весьма убедительно объяснив страже, что у него к мэру есть очень серьёзное дело, которое совершенно не терпит отлагательств. Зелье лечения затянуло его раны, а новые магические силы позволили отремонтировать и очистить одежду, так что ни у кого не вызвало вопросов желание гражданина пообщаться с правительством.
Вскоре после того, как Расар попал в ратушу, начался кошмар, который в Селимбрии не забудут ещё много лет. Облака черного, с зеленцой ядовитого тумана стали извергаться из окон и дверей, наползая на толпу собравшуюся на площади. Самые выносливые держались в этом тумане десятки секунд, слабые погибали лишь один раз вдохнув его. Те, кто пытался напасть на Расара - умирали от одного его слова.
Постепенно умирало и тело бывшего лавочника, становясь чем-то новым и чуждым жизни. Как потом удалось установить вигилу Хавору, мэр города погиб не от смертельного тумана. Далеко от места событий, люди слышали крики его предсмертной агонии. И будто бы гибели десятков людей было мало зловещему режиссёру этих событий, вскоре после расправы, прежде чем ядовитый туман смерти рассеялся, многие из мертвецов встали и покинули город, убивая всё живое, что встретили на своём пути. Их след был скрыт магией и остаткам городской стражи некуда было отправляться в погоню.
Прежде чем на место событий прибыли представители различных наёмнических и магических гильдий, там уже работал Хавор, воспроизводя картину произошедшего по личному поручению квестора графства. Дотошно опросив выживших свидетелей и жителей близлежащих домов, он нашел подозреваемого, опросил стражу, а потом догадался, где искать убийцу и его небольшую армию нежити. Этому послужила его любовь к архивам: среди бумаг обнаружилась информация, что некогда у семьи несчастного лавочника была ферма за городом, проданная за долги десятки лет назад и ныне пустующая.

С зомби было покончено и Хавор подходил к главному дому фермы. Туда, откуда он несколько часов назад вынужден был бежать, потеряв всех стражников, которые по несчастью отправились вместе с ним в разведку. Капля крови из порезанного мечом пальца упала на землю, Хавор сотворил простое заклинание, и голос его стал подобен грому, который всё ещё гремел в отдалении: “Расар Новак! Именем Императора Иллиорской империи, я вигил Хавор Луканий накладываю на тебя арест. Имперское правосудие будет снисходительно к тебе если ты сдашься не оказывая дальнейшего сопротивления.” - это была чистая формальность, но вигил получал удовольствие, соблюдая мелкие инструкции и предписания. Ответом ему был вой, напоминающий смех. В свете очередной молнии, вигил заметил на коньке здания неясную человеческую фигуру. Хавор не стал медлить ни секунды. Он выхватил свиток и начал творить заклинание. Он редко сталкивался с такой сложной магией и ему пришлось напрячь свою память чтобы всё сделать правильно. Свиток сгорел в холодном магическом пламени, а рядом с тёмной фигурой возник небольшой светящийся шарик. Прежде чем противник успел что-то понять, Хавор активировал заклинание. С оглушительным рёвом, шарик взорвался, ломая и поджигая верхний этаж дома, а фигуру кинуло в сторону как тряпичную куклу. К удивлению вигила, взрыв не убил тварь. Фигура быстро вскочила и ринулась в его сторону. Хавор успел лишь раз произнести простейшее заклинание и послать в сторону противника огненную стрелу, которая впрочем ушла в молоко. И вот перед ним уже нависало обожжённое существо с длинными клыками и острыми когтями. Эта нежить очень походила на Расара, но в холодных мёртвых глазах была только ненависть и жажда крови. “Вампир или что-то подобное” - Со страхом подумал вигил. Противники обменялись серией ударов. Каждый раз делая взмах мечом, вигил пытался так же поразить врага простой магией, но меч не причинял вреда монстру, а магия была слишком слаба, чтобы стать серьёзной проблемой. С другой стороны когти монстра уже не раз добрались до плохо защищенных частей тела служителя закона. “Магия кончилась? Пора умирать солдатик!” - глумливо прорычал бывший лавочник.
Скоротечная битва продолжилась, монстр не давал Хавору ни секунды на передышку. Когда бойцы в очередной раз разошлись, чтобы вновь кинуться друг на друга Хавор произнёс из последних сил: “Я не могу больше! Живая кровь вкуснее, а укус таких как ты, я слышал приносит наслаждение…” - после чего бросил меч.
Кровопийца жадно улыбнулся, облизнув окровавленные когти длинным, красным языком. Медленно, с кошачьей грацией он подошел к своей жертве и заключил в объятия. В этот самый момент, в руке вигила возник короткий меч из махаратской стали, по лезвию которого вились символы языка драконов. Простому лавочнику было неизвестно про секреты, которыми владеют те, кто избрал путь меча и магии, поэтому он не ожидал стремительного укола мечом вошедшего ему под рёбра, прямо в сердце.
Израненный Хавор упал вместе с монстром. Ему понадобилось некоторое время, чтобы восстановить дыхание отползти от трупа. Привалившись спиной к столбу, который когда-то держал забор фермы, вигил выпил последнюю склянку зелья лечения. Вскоре дождь закончился, и на фоне открывшихся взору звёзд, Хавор заметил два силуэта грифонов с наездниками на спинах. “Вот и кавалерия подоспела” - с ухмылкой подумал он.

Золотой стандарт - таверна на главной площади Селимбрии опустела после недавних событий. Впрочем, хозяйка чудом выжила и теперь принимала в своём лучшем номере двух постояльцев, недавно прибывших в город.
Волшебница и разведчик сидели у камина на верхнем этаже, за окнами в густом тумане было видно как растёт гора цветов, которые горожане несут на площадь, иногда через окна доносились громкие всхлипы и стенания, полные горя.
Весь в чёрном, драконоподобный мужчина читал какие-то бумаги, а волшебница меланхолично ворошила магической рукой дрова в камине. - Вальтон, дорогуша, когда ты наконец оторвёшься от своего чтения? Я не хочу торчать в этой сырой дыре. - Наконец произнесла женщина, чьё пухлое лицо выражало скуку.
- Что? - Вскинулся мужчина и глянув на собеседницу сказал: - Да, пришли новые приказы. Что ты думаешь по поводу этого Хавора? Глупый мальчик. Вместо того чтобы дождаться профессионалов, решил в одиночку пойти на вампира. Пусть неопытного и слабого, но всё же. - Я не об этом. Он теперь много знает.
- Да. - Всё также скучающе ответила волшебница, - И что с того? Ты хочешь пустить в расход такого ценного служаку?
- Нет, он умеет держать язык за зубами. Не хочешь поработать с ним ещё? Нам бы не помешали ноги.
- Да, это не лишено смысла. - В глазах волшебницы появился интерес и она продолжила, будто думая вслух: - Нам нужно добраться до этого агента Некроманта. Нам нужно прекратить это. Меня пугает магия, которая была применена здесь. Все эти несчастные, все они лишены душ. Даже теней, которые обычно остаются после подобных событий. Их будто бы сдуло отсюда.
- Ты уже говорила об этом, Маргарет, я направил отчёт в столицу. - Вальтон плеснул себе в хрустальный стакан виски из изящного графина. - Нам приказано отправится Восточный Тибур, там произошел подобный инцидент, к счастью, на месте оказалась группа Солнечных Львов, которая всё упокоила.
Женщина откинулась на спинку кресла и тяжело вздохнула
- О предки! Там даже нет башни Арканума, нам придётся путешествовать по воздуху. Почему император не отправит туда этих выскочек из Лервика, своих новых любимчиков? - Задала женщина риторический вопрос.
- Насколько я знаю, они решают более важные для империи вопросы. - Сдержанно ответил Вальтон и добавил: - Так что, берём с собой Хавора?
- Да, я надеюсь коллеги из Хладовея поставят его на ноги до завтра, а я смогу наконец протопить этот номер, чтобы здесь было не так сыро!

  • творчество/смерть_в_селимбрии.txt
  • Последнее изменение: 2022/05/25 00:01
  • admin